Норильский Никель  :: Библиотечка Никельки

Библиотечка Никельки

Сказка о полярных пиратах, или Как Никелька пошел в геологи (глава 4)

Ребята летели сквозь мглу с такой скоростью, что захватывало дух. Никелька, тянувший всех за собой, то взмывал вверх, то резко снижался, то стремительно поворачивал в сторону. Они то попадали в раскаленные потоки воздуха, как будто пересекали бескрайнюю финскую сауну, то вслед за тем сходу окунались, как в бассейн, в ледяную стужу…

23.04.2007

Ребята летели сквозь мглу с такой скоростью, что захватывало дух. Никелька, тянувший всех за собой, то взмывал вверх, то резко снижался, то стремительно поворачивал в сторону. Они то попадали в раскаленные потоки воздуха, как будто пересекали бескрайнюю финскую сауну, то вслед за тем сходу окунались, как в бассейн, в ледяную стужу. Иногда на крутых поворотах им казалось, что в сплошной черноте возникали просветы – окна в неведомый мир. Но ничего толком разглядеть они не успевали – так быстро они летели. Никто не мог понять, сколько времени длился этот полет, но, судя по тому, как устали их сомкнутые руки, длился он довольно долго.

– Держитесь, друзья, мы скоро будем на месте, – подбадривал детей гном. – Потерпите еще чуть-чуть.

И вот, наконец, они стали сбавлять скорость, потом вообще остановились, зависли в воздухе и медленно опустились на землю. Они стояли перед низкой невзрачной дверью с металлическими затворами. Никелька три раза постучал по ней альпенштоком, произнес какие-то причудливые заклинания, и дверь скрипя стала неохотно открываться.

– Берегите голову, наклоняйтесь, вход не рассчитан на долговязых людей, –предупредил гном и первым переступил порог.

– Зато идеально подходит для благородных такс, – заявила Бася и с достоинством засеменила вслед.

Когда дети, согнувшись в три погибели, протиснулись в дверку и выпрямились, от изумления у них перехватило дыхание. Они оказались в огромном зале, вернее, вернее, в исполинском храме, купол которого уходил в бесконечность, а вся необъятная поверхность стен была покрыта сказочной красоты мозаикой. Мозаика состояла из невиданного разнообразия камней, металлов, кусочков руд, окаменелых ракушек и бог знает чего еще. Все это великолепие сияло, переливалось, отражалось друг в друге.

– Господи, где мы? – едва вымолвила Лейла, не веря своим глазам. Ей казалось, что она попала во дворец султана из сказок «Тысячи и одной ночи».

– Это главный зал гномьих народов, – с гордостью пояснил Никелька. – Называется тронный зал. Видите то огромное черное гранитное кресло на высоком пьедестале? Это священный трон, по преданию, его сделал Первогном, чтобы передохнуть после битвы с Анти-Гномом. Никто не имеет право сидеть на троне, кроме самих божественных Первогномов, и даже подниматься по ступеням можно лишь с помощью специальных молитв и заклинаний. Магические слова известны только Главному Старейшине, во-о-н он сейчас стоит у подножья трона.

– А что будет, если кто-нибудь осмелится на него сесть? – поинтересовался любознательный Эд.

– Он тут же погибнет. Трон открывают раз в несколько тысячелетий по самым торжественным поводам. Обычно он стоит накрытый мощным мраморным колпаком, который невозможно расколоть никакими ухищрениями. А в самом зале проводятся пышные праздничные церемонии, подписываются важнейшие документы (кстати, именно тут была подписана Великая хартия человеческих вольностей), здесь же заседают старейшины гномьих родов. Но это еще и сокровищница нашего тайного знания о мире. Обратите внимание на эту мозаику, в ней нет ни одного одинакового фрагмента, потому что каждый кусочек – это образец одного минерала или горной породы. А в мире их несчетное количество, и все они представлены здесь. Любой порядочный гном к концу жизни знает их наизусть.

Витя, который страшно гордился тем, что выучил семьдесят пять названий минералов, порядком приуныл. Похоже, до порядочного гнома ему никогда не дотянуть.

– А я читал в энциклопедии, что каждый год ученые открывают по несколько сот новых минералов, – робко промолвил он.– У них впереди еще много открытий чудных, – снисходительно пропел Никелька. – Однако, штейн-файнштейн, давайте продвигаться вперед, вот уже венчается последняя пара, после нее начнутся награждения.

Он бесцеремонно растолкал толпу нарядных гномов и протиснулся в первый ряд, таща за собой растерянных детей. «У нас спецприглашения», – жестко пресекал он возмущенный ропот. Еще бы не возмущаться – ребята заслонили задним рядам весь обзор.

Лиза с любопытством глазела во все стороны, рассматривая гномье собрание. Боже, как смешны и забавны были дородные важные гномы в разноцветных колпачках! А гномихи с огромными валунами в ушах и маленькими шапочками-таблетками на головах! Под ногами у них вертелись трогательные детки-гномики, грызущие вместо конфет кусочки мела. Некоторые норовили дернуть Басю за хвост, и бедная собака не знала, что делать: вдруг, если она зарычит, возникнет международный скандал, и люди с гномами опять перессорятся.

Но вот раздался приятный звон, и дети увидели, как десять гномов золотыми молоточками стали аккуратно бить в бубны, сделанные из зеленого полупрозрачного камня.

– Ой, я знаю, что это за камень, - поспешил поддержать честь человеческого рода Витя. – Это нефрит, в древнем Китае из него тоже делали музыкальные инструменты – литофоны.

– Ты лучше спроси, кто их этому научил, – проворчал Никелька.

– Интересно, а люди хоть что-нибудь сами изобрели, или все позаимствовали у гномов? – как бы рассеянно спросил Эд, глядя вдаль.

– Ну, почти все,– дипломатично ответил Никелька, – Вы лучше полюбуйтесь на свадебную церемонию, когда еще случится такое увидеть.

И действительно, зрелище того стоило. Жених был одет в длинный хитон, покрытый золотыми отполированными пластинами, которые в отблеске огней сияли как солнце. Невеста была в струящихся голубоватых одеждах неясного происхождения. Под звон нефритовых бубнов пара подошла к большому круглому серебряному шару, жених взял лежащий рядом большой молот и стал что есть мочи колотить по шару, оставляя на нем вмятины. Невеста подняла стоявший на земле медный кувшин и стала щедро поливать изуродованный шар водой.

– Этот священный ритуал связан с историей сотворения мира, – комментировал происходящее Никелька. – Жених олицетворяет солнцеподобного Первогнома, а невеста – сердобольную Первогномицу. Сейчас они приблизятся к Главному Старейшине, и он оденет им маленькие короны.

– Их что, коронуют на царство? – обрадовалась Лейла, которая была неисправимой фантазеркой и постоянно жила в мире сказок. Недаром они с Витей так сдружились, тот тоже без конца сочинял волшебные истории.

– Нет-нет, – усмехнулся гном, – короны служат нам картами местности и правами на собственность. Каждой молодой супружеской паре даруется небольшой участок недр, который они должны обрабатывать, беречь и приумножать его богатства. ПО количеству и качеству камней в короне можно судить, какие минералы произрастают на их их территории. В центре короны располагается главный минерал, определяющий их род. Вот, видите, у них в центре большой кусок медного колчедана. Значит, это род Медуинов, хозяев медных запасов. Ну а теперь начинается самое главное – церемония награждений.

Главный старейшина, отпустив счастливых новобрачных, вытащил из кармана длинный свиток и стал нараспев что-то читать. Он читал минут десять, а Никелька тем временем молчал. Наверное, он устал переводить, ребята же откровенно заскучали. Эд, который благодаря своему замечательному дедушке, понимал гномий язык, тоже почему-то не мог разобрать ни слова.

– Слушай, Ник, – на английский манер позвал он Никельку, – а что он там бормочет?

– Он перечисляет заслуги первого награждаемого, вон того зазнайки из рода Платиноидов.

– У него так много заслуг?
– Да нет, просто у нас есть особый язык для торжественных церемоний, мы его называем «язык камней», такой он древний. По преданию, это – первоязык, на нем разговаривали Первогномы. А поскольку он древний, то немножко витиеватый и длинный, как жизнь камня.

– Боюсь, мы не доживем до твоего награждения,– закапризничала Лиза. У нее почему-то внезапно испортилось настроение, в душу закралась невнятная тревога. Может быть, она опять заболевает?

– Ничего, я следующий, – успокоил ребят гном.

Наконец, Старейшина закончил чтение, подозвал платиноида и вручил ему на каменном блюде увесистый кусок породы, весь усыпанный огромными белыми металлическими кристаллами.

– Ух ты, – восхитился Витя, – да это же кристаллы платины. Платина в руде называется… называется… сперрилит!

– Правильно, мистер Знайка, похвалил его гном.

– Я даже в Горном музее не видел таких крупных кристаллов!

– Ну, положим, в норильском месторождении находили платиновые кристаллы длиной до семнадцати сантиметров. Говорят, геологи, наткнувшись на такую жилу, падали в забое на отбитую горную массу, кричали «Мое!» и… плакали, не в силах вынести даже сотую часть богатства. Но этот подарок – не кусок породы, а произведение искусства: очередное творение нашего молодого талантливого скульптора. Он умеет выращивать кристаллы любых металлов до невероятной величины и лихо складывает из них композицию. Когда люди находят крупные самородки, они даже не подозревают, что разрушают великие творения наших мастеров. Ну вот, наконец, мой черед…

Никелька медленно подошел к Старейшине, почтительно поклонился ему, принял из его рук маленькую мраморную коробочку и, сияющий от счастья, вернулся на свое место. Когда он открыл крышку, дети чуть не вскрикнули от разочарования – на подушечке из мха лежал маленький тусклый камешек.

– Что за ерунду они тебе вручили? – возмутилась Лиза. – Так-то они ценят твои заслуги?

– Что вы понимаете, дурачки! – презрительно промолвил гном, с благоговением разглядывая подарок. – Этот дар ценнее всех золотых и платиновых кристаллов Вселенной. Это ведь кусочек священного метеорита, на котором Первогном прилетел на Землю, чтобы покарать нечестивцев. В этом метеорите 50% никеля, такой богатой породы в земных недрах не существует.

– А праздничный ужин предполагается или победителей полярных пиратов по какой-то нелепой традиции не кормят? – поинтересовалась вечно голодная Бася.

– конечно, штейн-файнштейн, нас ждет роскошный банкет сразу после заключительного танца.

– Надеюсь, это не танец камней, такой же бесконечный, как и их язык?

– Да нет, это очень короткое и красочное зрелище. Сейчас из дальних дверей выбегут юные гномы с колокольчиками и пустятся в пляс.

И действительно, из темных углов послышались нестройный перезвон колокольчиков, топот, крик, и на середину зала вывалилась огромная толпа. Но это были совсем не гномики, а здоровенные, грязные, волосатые уроды в лохмотьях, до зубов вооруженные ножами, саблями, старинными мушкетами и даже луками со стрелами.

– Всем стоять смирно, или пристрелю на месте! – заорал один из них. – Именем его превосходительства товарища Полярного атамана вы все арестованы! Наступает новая эра торжества полярных пиратов!


Анна Белкина

Норильский Никель Производство и профессии Образование Профориентация в школе Родной край Спорт, отдых, хобби Знакомства и общение НорНикель-классы

© ОАО ГМК "Норильский никель" 2004–2017.
Красноярский край и Таймыр: Норильск (Талнах, Кайеркан, Дудинка), Красноярск. Мурманская область и Кольский полуостров: Мончегорск, Заполярный, пос. Никель. Москва, Санкт-Петербург, Сочи.
Web-дизайн сайта, создание сайта - Текарт.

Рейтинг@Mail.ru